Грузинский язык
Центр переводов Инфо-Дайджест

Центр переводов «Инфо-Дайджест»

Профессиональный перевод с нотариальным заверением

Грузинский язык

Относится к картвельской группе кавказской (иберийско-кавказской) семьи. Число носителей — 4,3 млн человек, в т.ч. 3,7 млн. в Грузии, 300.000 в России, 100.000 в Турции, 30.000 на Украине.

Грузинский язык относится к картвельской группе кавказской (иберийско-кавказской) семьи. Число носителей — 4,3 млн человек, в т.ч. 3,7 млн. в Грузии, 300.000 в России, 100.000 в Турции, 30.000 на Украине.

В современном грузинском языке 17 диалектов, в т.ч. картлийский, кахетинский, имеретинский, рачинский, лечхумский, гурийский, джавахский, месхский, аджарский; особо выделяется группа архаических горных диалектов восточной Грузии — хевсурский, мохевский, мтиуло-гудамакарский, тушИнский и пшавский, а также 3 диалекта за пределами страны: ингилойский (Азербайджан), ферейданский (Иран), имерхевский (Турция). Для грузинского словообразования характерны аффиксация и словосложение, разнообразие словообразовательных моделей. Система счета двадцатиричная.

Синтаксис отличает согласование со сказуемым подлежащего, прямого и косвенного дополнений; неодушевленное подлежащее обычно со сказуемым не согласуется. При переходных и некоторых непереходных глаголах подлежащее в зависимости от времени ставится в именительном, эргативном или дательном падеже. Во мн.ч. определение не согласуется с определяемым словом.

Лексика помимо исконных слов содержит заимствования из греческого, семитских, иранских и других языков. Хорошо развита научно-техническая терминология. В основе древнегрузинского литературного языка лежит картлийская речь (бассейн Куры). Древнейшие письменные памятники — надписи из Иудейской пустыни (ок. 433 г.) и на Болнисском Сионе (493-94). Грузинский был языком коренного населения Закавказья — Иберии на востоке и Колхиды (Колхети) на западе — с древнейших времен. Он имеет непрерывную письменную и литературную традицию, которая возникла вскоре после принятия христианства (IV в. н.э.).

История грузинского языка подразделяется на 2 периода: древний (V-XI вв.) и новый (с XII в.); иногда выделяют и среднегрузинский период с XII по XVIII вв. — эпоху расцвета светской литературы (Ш. Руставели, С.-С. Орбелиани, Д. Гурамишвили и др.). В процессе развития новогрузинского литературного языка большую роль сыграла борьба, возглавлявшаяся И. Чавчавадзе, против насаждавшихся во второй половине XVIII в. католикосом Антонием I норм трех стилей: высокого, среднего и низкого. С 1860-х гг. развивается единый литературный язык, в основе которого лежат картлийский и кахетинский диалекты. На нем созданы произведения И. Чавчавадзе, А. Церетели, Я. Гогебашвили, Важа Пшавелы и других корифеев грузинской литературы.

В грузинском языке 5 гласных и 28 согласных фонем. Смычные и аффрикаты образуют трехчленные противопоставления (глухой придыхательный / звонкий / абруптивный). Распространены сочетания согласных переднеязычный + заднеязычный типа tk, dg, px, cx. Теоретически возможны последовательности до 8 согласных подряд.

Морфологический строй грузинского языка в основном подчиняется агглютинативному принципу «один аффикс — одно грамматическое значение». Однако однозначное соответствие между аффиксами и значениями грамматических категорий часто нарушается в глаголе — например, перед глагольным корнем может выступать так называемый «характерный гласный», который в зависимости от типа основы выражает различные значения категорий вида, времени, залога или вообще не имеет грамматической функции; имеется также особый класс суффиксов, которые способны одновременно передавать значения лица, числа, времени и наклонения. Наряду с суффиксами в глагольном словоизменении и в словообразовании всех частей речи широко используются префиксы и циркумфиксы (т.е. разрывные аффиксы, состоящие из префиксальной и суффиксальной части).

В грузинском языке единый тип склонения (6 падежей и 2 числа у существительных); некоторые послелоги трудноотличимы от падежных окончаний, так как «склеиваются» с существительными. Согласование определения с определяемым происходит по числу и падежу, однако определение оформляется независимо от того, какой частью речи оно выражено, и различает меньше падежно-числовых значений, чем определяемое слово.

Морфология глагола сложна, включает множество типов спряжения, различия между которыми не всегда мотивированы семантически или формально; широко распространен супплетивизм (т.е. употребление разных корней для выражения грамматических значений одной и той же лексемы, ср. v-]vrebi «делаю», v-izam «сделаю», v-keni «(я) сделал»; v-ambob «говорю», v-tkvi «(я) сказал», v-tqvi «скажу», v-eubnebi «говорю ему», v-utxari «(я) сказал ему» и т.д.). В глаголе выражаются словоизменительные категории времени, вида, наклонения, лица, числа и словообразовательные категории залога, версии (отношения действия к лицу, заинтересованному в его результате), каузатива (понудительности), направительности и результатива. Глагол одновременно согласуется с подлежащим и с дополнением по лицу и числу.

Наиболее важным для грамматики грузинского языка является разграничение четырех основных классов глаголов, каждый из которых характеризуется особой семантикой, типом оформления подлежащего и дополнений и способом выражения словоизменительных категорий: переходные, непереходные глаголы активного действия, непереходные глаголы состояния или процесса и инверсивные глаголы (в основном со значением эмоционального состояния, интеллектуальной деятельности или обладания). Так, например, подлежащее при переходном или активном непереходном глаголе стоит в особом падеже (эргативном, или «повествовательном»), ср. monadire-m mokla irem-i «охотник (эргат. падеж) убил оленя (именит. падеж)», но monadire daigala «охотник (именит. падеж) устал» (непереходный глагол со значением процесса). Тот или иной тип падежного оформления зависит также от временной формы глагола-сказуемого, ср. monadire klavs irem-s «охотник (имен. падеж) убивает оленя (дат. падеж)». Для грузинского языка характерно развитое именное и глагольное словообразование.

Грузинский язык использует оригинальный фонологический алфавит, созданный не позднее 5 в. н.э. под влиянием арамейского и греческого письма; роль создателя армянской графики Месропа Маштоца в возникновении грузинского письма остается предметом дискуссий; в любом случае очевидны единые истоки и типологическое сходство армянского и грузинского алфавитов.