Белорусский язык
Центр переводов Инфо-Дайджест

Центр переводов «Инфо-Дайджест»

Профессиональный перевод с нотариальным заверением

Белорусский язык

Один из трёх восточнославянских языков, распространён в основном в Белоруссии; государственный язык Белоруссии (наравне с русским).

Белорусский язык — один из трёх восточнославянских языков, распространён в основном в Белоруссии. Государственный язык Белоруссии (наравне с русским). Общее число владеющих — около 10 млн. человек. В 1920-е годы наряду с идиш, польским и русским языками был одним из официальных языков Белорусской Советской Социалистической Республики (некоторое время лозунг «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» был начертан на гербе БССР на всех четырёх языках).

Считается, что в состав его вошли говоры древних радимичей, дреговичей, смоленских и полоцких кривичей и, возможно, северян. Совокупностью фонетических, морфологических, синтаксических и словарных особенностей он отличается от других ближайших, родственных ему восточнославянских языков — русского и украинского — и выделяется в особый язык. Белорусский язык представляет большое сходство с русским и украинским языками.

Белорусский язык развивался на основе диалектов древнерусского, или общевосточнославянского, языка в Киевской Руси до середины XIII в. Беларусь в то время была проводником византийских и в определенном смысле восточных идей на запад и наоборот. Старобелорусская культура и литература сумела многое взять у соседних стран и стала богатым, своеобразным феноменом. Первым в Европе сводом законов на национальном языке стал Статут Великого княжества Литовского (1529, 1566, 1588), созданный на старобелорусском языке. Старобелорусский язык оказался не менее гибким, чем латынь, на нем были сформулированы не только основные принципы права (презумпция невиновности, юридически независимый статус адвокатуры, ограничение власти короля, равноправие вероисповеданий и под.), но и многочисленные юридические тонкости.

В это же время в Великом княжестве Литовском начинается и собственно белорусское летописание, которое охватывает несколько столетий. Рождается тяга к научному описанию истории, летописание становится государственным. Язык светских текстов того времени (деловой переписки, стихотворных и прозаических оригинальных памятников, летописей) впитал в себя и древнерусскую основу, и польско-латинские заимствования, и стихию народных диалектов, и богатейший фольклор. Соседние народы воспринимали его как самостоятельный — белорусские летописи переводились на русский и польский языки.

На рубеже XVI-XVII веков оформляются «отношения» старобелорусского и древнерусского языков. «Граматики Славенския правилное синтагма» Милетия Смотрицкого (1619), «Граматика Словенска» (1596) Лаврентия Зизания служили описанию старославянского языка и дифференцированному обучению грамматике и письму обоих языков, а словари «Лексикон» Памвы Берынды (1627), «Лексис» (1596) Лаврентия Зизания фактически являлись переводными, «словенско» (старославянско) — русскими (старобелорусскими).

XVIII век — странный период в истории белорусского языка. В новое время накопленный опыт уже не мог быть востребован в новое время, он не соответствовал сложившимся условиям. Традиции старого литературно-письменного языка, его система стилей в это время утрачивают свое значение.

Однако уже в XIX — начале ХХ века белорусский язык заново «вырастает» из белорусских диалектов. В это же время возрождается, а лучше сказать, претерпевает качественные изменения белорусская литература. Источником ее служит фольклор, народный театр XVIII века — батлейка, школьные драмы, комедии. Этот период в истории белорусской культуры определяется сильным влиянием русской и польской литератур при повышенном внимании к фольклору, анонимным текстам.

В начале ХХ века происходит «ускоренное» развитие языка: возникают периодические издания, в белорусской литературе появляется много новых имен. Литераторы конца XIX — начала ХХ века, особенно Максим Богданович, много времени уделяют вопросам развития языка, экспериментам с литературными жанрами и формами, переводам.

Эти процессы были насильственно оборваны в начале 30-х гг. Послевоенная история Беларуси — это, с одной стороны, несомненный рост экономики, образованности населения и культурного развития Беларуси в целом, с другой — это процесс дальнейшей русификации и во многом унификации белорусов и порожденный этим упадок национального самосознания и этнокультурного развития белорусского народа вплоть до угрожающего ослабления интегрирующей роли белорусского языка, а также возрастающей индифферентности значительной части населения к проблеме национально-культурного определения (при сохранении номинальной самоидентификации по этнониму).

Языковая ситуация в Беларуси сегодня парадоксальна. Большинство населения говорит на белорусском языке, но литературный белорусский язык мало востребован и непрестижен как язык образования и профессионального роста. На белорусском языке созданы литературные шедевры, однако они мало знакомы самим белорусам. В те годы, когда хорошие книги (в том числе и переводы зарубежных авторов на русский язык) были дефицитом, многое было переведено на белорусский язык, и читающая публика смогла оценить высокое качество переводов на белорусский язык и, соответственно, адекватность белорусского языка самым разным стилистическим и социальным задачам. И все же родной язык белорусы не рассматривают ни как способ знакомства с чужими культурами, ни как основной способ познания и сохранения своей. Генеалогическая и структурная близость белорусского и русского языков, конечно, работает на вытеснение белорусского языка как более молодого и имеющего иной социальный статус. И все же современная тенденция формирования лингвистической карты мира однозначно направлена на сохранение языков. В Беларуси, где белорусский язык является государственным (наравне с русским), реальное укрепление его статуса и расширение социальной базы может быть достигнуто путем совместных усилий отдельных лиц, общественных объединений и государства при активной позиции всех сторон.